Традиции христианства в романе Б. Пастернака “Доктор Живаго”

Многие художники, писатели, поэты обращались к библейским сюжетам. Не исключением являются и поэты XX века: Б. Л. Пастернак, А. А. Ахматова, И. А. Бродский и другие. Библейской теме посвящен целый ряд стихотворений из романа “Доктор Живаго”: “На Страстной”, “Чудо”, “Магдалина I”, “Магдалина II”, “Гефсиманский сад”, “Рассвет”, “Рождественская звезда” и др.
Своеобразно осмыслена в этом стихотворном цикле библейская тематика, которая понадобилась автору для того, чтобы закрепить в сознании читателей параллель между Христом и Юрием Живаго, христианской личностью, которая несет в мир христианское миропонимание.
Б. Л. Пастернак создал своеобразное “Евангелие от Пастернака”, в котором образ Иисуса Христа выступает как сила, объединяющая всех людей, хотя он и не может искоренить зло в этом мире. Наделив своего героя поэтическим, творческим даром, автор сделал его богоравным, способным оставить духовное завещание потомкам в своем прощании с миром:
Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство
И образ мира в слове явленный,
И творчество, и чудотворство.
Одним из самых интересных, на наш взгляд, является стихотворение “Рождественская звезда”. Это стихотворение было написано по мотивам библейского сюжета – рождение Иисуса Христа. Его рождение – величайшее событие в жизни всего человечества, многих поэтов вдохновляла тайна появления на свет Спасителя. Только в Евангелиях от Матфея и от Луки есть рассказ о рождении Христа. Божественная Любовь входит в мир в образе новорожденного ребенка со всей его хрупкостью и беззащитностью.
В начале стихотворения поэт возвещает о рождении “младенца в вертепе”. В это время
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи.
Это символическая картина, т. к. пастухи смотрят не просто в некое пространство, но и в даль времени, грядущих веков. Кажется, что уже не пастухи, а сам автор понимает истинное значение происходящего для последующих поколений. Вот звезда, а дальше – необъятное время-пространство (хронотоп), огромный мир, расширяющийся до звездного неба.
Кроме того, небо, “полное звезд…”, на фоне кладбища с оградами, надгробьями, крестами – это как бы предсказание конца жизни Христа на земле, его распятия, того, как Иисус нес на Голгофу собственный крест (принимая свою судьбу, следовал своему предназначению). Кроме того, кладбище (погост) – это место, где пребывают тела умерших. Именно Христос своею смертью победил смерть и умершим подарил жизнь, дал надежду на воскрешение души после смерти человека.
Но у Б. Пастернака пастухи не выделяют среди звездного неба Рождественскую звезду. Тут поэт не отступает от канонического Евангелия. Ее видят и за ней следуют волхвы с дарами:
И три звездочета
Спешили на зов небывалых огней.
Для волхвов Рождественская звезда – это не только путеводная нить, указывающая на место рождения Младенца. Волхвы не зря называются у Б. Пастернака звездочетами. Это, прежде всего, представители науки, которые опираются на факты. В данном случае это те люди, которые следуют законам разума. Они первые увидели родившуюся новую звезду. И они понимают, какое значение для них имеет появление звезды.
Автор вмешивается в ход истории, начинает руководить действием по-своему. Именно волхвы, “неба послы”, удостоились чести взглянуть на Христа, т. к. им одним была открыта тайна жизни и смерти только что родившегося Младенца.
В понимании автора это не просто путеводная нить, указывающая на место рождения Иисуса Христа, а смысл, цель жизни, миссия Его прихода на Землю, природа личности Христа, Его влияние на существование и развитие будущих поколений, всего человечества. Поэтому неслучайно звезда смотрит “с порога”, который обозначает грань, предел между старым и новым, смертью и жизнью вечной. Это преграда, преодолев которую, люди обрели надежду на спасение, на соединение с Богом. Люди пришли издалека, оттуда, где не было Христа, пришли из ночи, из тьмы собственной души, из греха, из холода. Пришли к свету, а свет – это Любовь.
Как известно, природа Христа двойственная: Он – и Бог, и человек, совмещающий в себе два начала: духовное, божественное и земное, человеческое. Именно на Деву смотрит звезда. Тут Матерь Божья впервые названа не Марией, а Девой. Это еще одно указание на чудесное, таинственное появление Младенца: зачатие Марии от Духа Святого.
Авторское сравнение “звезды с гостьей” подтверждает мысль о том, что это символ миссии Христа, с которой Он был послан на Землю, это тот завет, который Он должен был исполнить.
Рождественская звезда выделяется среди неба, полного звезд, так же как и Иисус Христос своей жизнью, действиями отличался от простых людей.
Звезда Рождества – это огонь, пламя, пожар, зарево. Она символизирует стихийное начало, которое охватило не просто все небо, а всю Вселенную. Так и рождение, жизнь и деяния Христа – это пожар, который охватил всех людей, все народы, живущие во время Христа и после него.
Символ огня, пожара в контексте стихотворения – это источник духовной энергии, который дает свет, тепло и жизнь. Семантически связанные слова “растущее зарево рдело над ней” (звездой) ассоциируются с пришедшим после:
Все елки на свете, все сны детворы
Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
Все великолепье цветной мишуры…
Иисус Христос воплощает собой светлое начало, поэтому неслучайно поэт допускает волхвов к Младенцу именно на рассвете, когда пробуждается вся природа. Причем на предрассветном небе из всех звезд осталась лишь одна – звезда Рождества:
Светало. Рассвет, как пылинки золы,
Последние звезды сметал с небосвода.
В русской культуре зола – символ смерти, праха, т. е. указывает на временность, тленность существования. А вот Рождественская звезда осталась светить на небе, она вечна и не может сгореть, как другие звезды, т. к. ее предназначение – гореть вечно, пылать, но не сгорать до конца.
Основу стихотворения составляет поэтический образ Рождественской звезды, значение которого автор пытается раскрыть, используя многосторонний подход к изображаемому явлению. На появление звезды мы смотрим сквозь призму восприятия волхвов, пастухов, животного и растительного мира, небесных светил, ангелов, Девы Марии. Но то или иное видение предопределено автором, на что указывает отбор и переосмысление Евангельского текста, использование собственно пастернаковских художественных средств и приемов, звуковая оболочка стиха, синтаксис и построение композиции.
Поэт использует религиозную тематику тогда, когда главной религией советского общества был атеизм. И это неслучайно, потому что это яркое напоминание о том, что духовность и вера – самое главное.

Традиции христианства в романе Б. Пастернака “Доктор Живаго”