“Сон” анализ стихотворения Михаила Юрьевича Лермонтова

Сон в жизни человека играет немаловажную роль: во сне человек отдыхает. Однако сновидения всегда отличались мистическим смыслом, так как часто предвещали приятные или, наоборот, трагические события. Неслучайно он стал использоваться писателями в качестве особого жанра, когда именно с помощью сна герой произведения получал своеобразное предупреждение (как Родион Раскольников в романе Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание”) или мог увидеть будущее (четвертый сон Веры Павловны в романе Н. Г. Чернышевского “Что делать?”).

Сон мог стать самостоятельным литературным произведением, например, пьеса испанского драматурга Педро Кальдерона “Жизнь есть сон” или комедия Вильяма Шекспира “Сон в летнюю ночь”. В лирике подчас сон превращается в мистическое предсказание, как и случилось в стихотворении Михаила Юрьевича Лермонтова “Сон” , написанном в 1841 году незадолго до роковой дуэли.

Это сейчас, когда почти каждый ценитель русской поэзии имеет представление о судьбе молодого русского поэта “с русскою душой”, стихотворение “Сон” может показаться предсказанием собственной гибели. Но тогда, в 1841 году, никому бы не пришло в голову проводить параллель с судьбой главного героя “Сна”, лежащего “в полдневный жар в долине Дагестана с свинцом в груди”.

Стихотворение состоит из двух частей. В первой части смертельно раненный герой видит как будто со стороны свое тело, из которого вместе с кровью, сочившейся из раны, медленно уходит жизнь. Очевидно, этот человек изначально оказался здесь, в Дагестане, не по своей воле. На эту мысль наводит пейзаж, явно враждебный герою: и нагромождение острых скал, и горячий песок, и жгучее солнце – все доставляет мучения умирающему юноше.

Кроме того, герой лежит один (это слово – одно из самых распространенных в творчестве Лермонтова), и непонятно, почему он остался в одиночестве. Если это раненый солдат, то где его сослуживцы? Приходит на ум мысль о мести, и ответ на вопрос, кто смертельно ранил героя, так и остается без ответа.

Вторая часть начинается, на удивление, слишком уж радостно. И хотя это и есть сам сон, но в нем и пир, “сияющий огнями”, и юные жены, “увенчанные цветами”, и “веселый разговор”, который они вели о герое. Только вот одна из них сидела задумчивая – это подчеркнуто антитезой с помощью союза “НО”.

Душа героини тоже погружена в “грустный сон”, почти дословно повторяющий уже виденную в начале стихотворения картину: теперь это уже труп, лежащий в долине Дагестана с дымящейся в груди раной. Состояние героини больше напоминает транс, однако в художественном смысле – это предвидение, предчувствие. Ведь только любящая женщина может чувствовать состояние своего возлюбленного.

Повторение одной и той же картины в начале и в конце стихотворения создает кольцевую композицию, также носящую название “художественного обрамления”. Это придает произведению законченность, оставляя читателя без всякой надежды на благополучный исход.

Интересно, что слово “сон” может иметь разные значения: “сновидение”, “мечта”, “видение”. В первой части стихотворения сон героя больше напоминает переход в другую реальность, пограничное состояние между жизнью и смертью, в котором оказывается умирающий юноша. И хотя чаще предсмертные видения больше напоминают пленку, которая с бешеной быстротой раскручивается в обратную сторону, неспешный размер стиха настраивает читателя на совсем иной лад.

Последняя часть стихотворения больше напоминает мечту, к которой стремится герой. Судя по обстоятельствам жизни самого Михаила Юрьевича, трудно представить себе, как где-то далеко его ждет любимая девушка. Но в том и заключается сила художественного слова, что поэт подчас волен выдавать желаемое за действительное. Таким образом, несмотря на мистицизм (многие современники усматривали в нем предсказание собственной гибели поэта), это стихотворение можно отнести к излюбленной теме Лермонтова – одиночеству. Каждый из героев в итоге остается один: юноша умирает в одиночестве, а любимая остается вдовой, даже не став женой.

Один из известнейших русских литературоведов, Б. М. Эйхенбаум, определяя жанровое своеобразие “Сна” М. Лермонтова, назвал его композицию зеркальной: “Сон героя и сон героини – это как бы два зеркала, взаимно отражающие действительные судьбы каждого из них…”. Точнее, действительно, не скажешь.

“Сон” анализ стихотворения Михаила Юрьевича Лермонтова