“О красном вечере задумалась дорога…” анализ стихотворения Есенина

История создания

Стихотворение “О красном вечере задумалась дорога…” было написано Есениным в 1916 г. и напечатано в сборнике “Голубень” (1918). Есенин отдал это стихотворение вместе с пятью другими для публикации в газете “Биржевые ведомости” еще в 1916 г., но через месяц отказался от публикации.

Описанный в стихотворении осенний деревенский вечер контрастирует с жизнью Есенина в большом городе (в 1916 г. он живет в Петербурге). Очевидно, молодой человек скучал по родине и по прежнему образу жизни. Его сознание странно сочетало крестьянские ценности, любовь к родной природе и яркую образность, поэтическое новаторство, присущее поэтам начала 20 в.

Литературное направление и жанр

В 1916 г. Есенин сблизился с группой поэтов, которые впоследствии были названы новокрестьянскими. Это не было в прямом смысле слова литературное направление, у новокрестьянских поэтов не было ни манифеста, ни общей программы. Их объединяла крестьянская тематика творчества. Кроме того, Есенин и его старший наставник Клюев читали свои стихи в традиционных и несколько театральных крестьянских нарядах. Критики обвиняли Есенина в том, что стихотворения поэта – “утрированный лубок, пряник в сусальном золоте”.

Жанр стихотворения – пейзажная лирика, в нем есть элементы идиллии и элегии. То есть стихотворение наполнено тоской по ушедшей идеальной жизни в деревне, лирический герой сожалеет о потере.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения – осенний вечер в деревне, грезы-воспоминания о прошлом, о родине и детстве. И пейзаж, и деревенский был одухотворены и оживлены. Основная мысль стихотворения связана с его настроением. Лирика осеннего вечера наталкивает лирического героя на мысль об утрате (“кого-то нет”). Увядание и умирание дня, осенней природы и человека – звенья одной цепи. Смерть и увядание окружает лирического героя, но нужно уметь жить, зная о смерти, уметь видеть жизнь даже в увядании.

Композиция стихотворения подчинена основной мысли. Стихотворение состоит из 5 строф. В каждой строфе лирический герой пристально смотрит на разные объекты, как будто проходит по деревне. В первой строфе внимание сосредоточено на дороге, кустах, потом на избе. Во второй строфе мир виден глазами желтоволосого отрока, который из окна избы рассматривает двор и игру галок. Это детство самого лирического героя.

Третья, центральная строфа – сердце стихотворения. Печь традиционно считается самым главным элементом избы. В ней сосредоточена вся деревенская жизнь. Взгляд на ее розовое нутро и на зеленую золу, выпадающую из нее, вызывает у лирического героя печальные мысли о ком-то, кто отсутствует в данной идиллической картинке. Этот отсутствующий человек не обязательно мертв, он просто перестал быть частью сельского пейзажа, оторвался от родной природы, родного двора и избы: “Кому-то пятками уже не мять по рощам Щербленный лист и золото травы”. Четвертая строфа – плач по ушедшему человеку, “тяжелый вздох” по нему самой природы, ветра.

Пятая строфа образует композиционное кольцо с первой. Та же дорога, которая мысленно привела лирического героя в родную избу, в его прошлое, уводит его прочь. А в родном дворе остается все по-прежнему.

Тропы и образы

В основе всей образной системы стихотворения лежит Олицетворение. В деревне, на родине лирического героя, живо все. Дорога задумалась, зола обнимает трубу, ветер шепчет, вздыхает, целует клюв совы. Но явления природы и предметы не просто живы. Они антропоморфны и имеют определенные черты человеческого характера. Старуха сравнивается с избой (приложение изба-старуха), у нее есть челюсть (это порог), которым она “жует пахучий мякиш тишины”.

Осенний холод крадется ласково и кротко (наречные эпитеты), ветер тонкогубый (эпитет). Тонкие губы нужны для свиста, а еще злые люди часто поджимают губы. Может быть, ветер сердит на того, кто сгинул в ночи? В то же время, именно его тягучий вздох (эпитет) целует клюв нахохленной (эпитет), видимо, от ветра, совы. Вздох ветра начинает жить в стихотворении отдельной жизнью, он ныряет звоном тощим (метафора и метафорический эпитет).

Даже коровы кивают не просто так, а будто бы одобряя поступок лирического героя.

В образной системе языка важны цвета, звуки, запахи, даже вкус. Начало и конец стихотворения тонут во мраке (сравнительные степени прилагательных “кусты рябин туманней глубины” – “все гуще хмарь”). От начала стихотворения к концу мрак все сгущается. Вечер перестает быть красным, небо тухнет. Дорога в сумраке кажется белой. Метафора узорит скользкий ров связана с каким-то промыслом, женской тоскливой работой (шитьем или вышиванием).

Образ дороги символичен. Это жизненный путь, который увел из деревни лирического героя и теперь в воспоминаниях привел обратно. Скользкий ров (эпитет), над которым извивается дорога – символ постоянной опасности, слепого случая. Это смерть, шагающая рядом с живущим.

Еще два символа стихотворения сосредоточены в образах желтоволосого отрока и старухи-избы. Это воплощение детства и старости, сыновства и материнства, непрерывности жизни.

Неясные и туманные цвета начала и конца стихотворения в середине переходят в яркие и как бы овеществляются. Синь стекла – воплощение неба, желтоволосый отрок – символ самой жизни, зреющих хлебов. Черные галки оттеняют эти яркие краски и контрастируют с модернистским описанием печи. Свет излучает не только печь, но и глаза отрока (лучит глаза), и белая дорога.

Тихие звуки вечера (метафора мякиш тишины) в стихотворении прерываются шепотом ветра, вздыхающим овсом на губах коров. Резкие галочьи вскрики – самый громкий вечерний звук. Он появляется в середине стихотворения вместе с яркими красками. Но конец стихотворения тоже тонет в тишине: “клюв нахохленной совы” закрыт.

Неологизмы стихотворения созданы по существующей словообразовательной модели: хмарь, лучит, узорит.

Ассонанс и аллитерация рисуют звуки природы. Например, повторение звуков ш, ч в третьей и четвертой строчке первой строфы – материальное воплощение тишины.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано пятистопным ямбом, женская рифма чередуется с мужской, рифмовка перекрестная.

“О красном вечере задумалась дорога…” анализ стихотворения Есенина